Спілка нечуючих юристів / Union of the Deaf Lawyers
Ми раді вітати Вас на інформаційно-правовому сайті "Спілка нечуючих юристів / Union of the Deaf Lawyers" (Kyiv, Ukraine). Цей сайт для всіх, хто цікавиться питаннями права людей з інвалідністю зі слуху в Україні. (Сайт створено 19.I.2007 та поновлено сторінку 30.03.2013)
ЛАСКАВО ПРОСИМО НА САЙТ !
Вівторок, 26.09.2017, 08:36
Меню сайту
Категорії розділу
Спілка [38]
Правові новини [119]
Правознавство [115]
Адвокатура [88]
Кримінал [49]
Консультація [35]
Країна глухих [70]
Адміністратор [12]
Статистика

Онлайн всього: 1
Гостей: 1
Користувачів: 0
Форма входу

free web counter
Довідник
 
Посилання
Події
Календар
Опитування
Оцініть мій сайт
Всього відповідей: 41
Головна » 2013 » Квітень » 11 » Расследование и судебное разбирательство по делам лиц, страдающих физическими или психическими недостатками. Часть 6
16:34
Расследование и судебное разбирательство по делам лиц, страдающих физическими или психическими недостатками. Часть 6

Обязательное участие защитника с момента предъявления обвинения

Статья 22 Основ установила, что по делам лиц, которые в силу физических или психических недостатков не могут сами осуществлять свое право на защиту, участие защитника является обязательным с момента предъявления обвинения. Несоблюдение требований ст.22 Основ признается существенным нарушением права обвиняемого на защиту и влечет направление дела на дополнительное расследование.
Несмотря на ясность и четкость ст.22 Основ в юридической литературе иногда ограничительно толкуется требование об обязательном участии защитника на предварительном следствии. Авторы учебника “Уголовный процесс” указывают, что “обязательное участие защитника не следует понимать как непременное участие защитника в каждом случае по делам, указанным, в ст.49 УПК”.
Верховный Суд постоянно подчеркивает, что несоблюдение требований ст.22 Основ влечет отмену приговора. Так, Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда в определении по делу глухой К- указала, что при рассмотрении дел в отношения таких лиц участие защитника является обязательным.
Предъявление обвинения и допрос глухих, немых, слепых, глухонемых и лиц, страдающих иными физическими или психическими недостатками, представляют важные этапы предварительного следствия. Поэтому совместные усилия следователя и защитника создают для обвиняемого возможность правильно определить отношение к предъявленному обвинению и наметить линию поведения на предварительном следствии.
Участие защитника по делам лиц, страдающих психическими недостатками, “способствует коррекции их поведения, сглаживанию эмоционально-волевых нарушений”, помогает им быть активными участниками доказывания.
Следователь, допуская защитника к участию в деле с момента предъявления обвинения, должен разъяснить обвиняемому, что он в силу физических (психических) недостатков отнесен к той категории лиц, которые не могут сами осуществлять свое право на защиту, и что поэтому защитник допускается с момента предъявления обвинения, сообщить защитнику, какими конкретно физическими или психическими недостатками страдает обвиняемый, каким путем эти недостатки установлены.
В соответствии с требованиями ст.47 УПК обвиняемый может пригласить в качестве защитника адвоката, представителя профессионального союза или другой общественной организации. Причем обвиняемый имеет право выбрать защитника по своему желанию. Если же защитник не приглашен самим обвиняемым, его законным представителем или. другими лицами по его поручению, то следователь обязан обеспечить участие защитника в деле. Как в первом, так и во втором случае следователь не может препятствовать выбору защитника. Право выбора защитника остается за обвиняемым. Тем не менее следователь не может полностью полагаться на усмотрение лица, страдающего физическими или психическими недостатками.
Поскольку защита по делам этой категории имеет свою специфику, является чрезвычайно сложной, требует высокого профессионального мастерства, опыта и знаний, то очевидно, что следователь может помочь обвиняемому избрать такого защитника, который в состоянии профессионально и действенно осуществлять свои задачи. В частности, назначая защитника через коллегию адвокатов, следователь может сообщить заведующему юридической консультацией о том, что обвиняемый является глухим, слепым, немым или психически неполноценным и что по делу необходимо участие опытного адвоката.
Проведенное обобщение дел лиц, страдающих физическими или психическими недостатками, показало, что на предварительном следствии по всем уголовным делам в качестве защитников выступали адвокаты.
Это позволяет нам не согласиться с мнением автора, который ставит вопрос о более широком привлечении представителей общественных организаций в качестве защитников по делам этой категории. Представители общественности, не искушенные в тонкостях юриспруденции и не знающие психологических и тактических аспектов расследования по этим делам, практически не в состоянии разобраться в сложных вопросах права и процесса, а поэтому не могут оказать помощи тем, кто не может сам защищать свои права.
Допуская защитника к участию в деле с момента предъявления обвинения, закон возлагает на него обязанность использовать все указанные в законе средства и способы защиты в целях выявления обстоятельств, оправдывающих или смягчающих ответственность обвиняемого. Для того чтобы защитник мог успешно выполнять возложенные на него задачи, закон наделяет его такой совокупностью прав, которая позволяет реально осуществлять защиту. Предоставляя защитнику обвиняемых, страдающих физическими или психическими недостатками, широкие права на предварительном следствии, законодатель стремится компенсировать невозможность таких обвиняемых самостоятельно осуществлять свое право на защиту.
Неприемлемо, с нашей точки зрения, мнение, что между защитником и обвиняемым, страдающим физическими или психическими недостатками, должно быть установлено процессуальное равенство в использовании предоставляемых им прав. Так, автор полагает, что обвиняемый, как и его защитник, должен иметь право знакомиться со всеми материалами дела с момента предъявления обвинения. Во-первых, обвиняемые, страдающие физическими недостатками (например, слепые, безрукие), в силу своего состояния не могут самостоятельно знакомиться с материалами дела, выписывать необходимые сведения и заявлять письменные ходатайства. Разумеется, сделать это с большей пользой для обвиняемого и более квалифицированно может защитник, наделенный таким правом. Во-вторых, обвиняемые с нарушенными интеллектуальными способностями не могут без защитника правильно осмыслить и оценить имеющиеся в деле материалы и сделать из них выводы. Предоставленное им право на ознакомление с материалами дела в сущности может оказаться нереализованным и вряд ли будет гарантией защиты. Исходя из этих соображений, защитник и допускается с момента предъявления обвинения. В-третьих, предоставление обвиняемому права знакомиться с материалами дела с момента . предъявления обвинения влекло бы нарушение следственной тайны, что в ряде случаев было бы препятствием к установлению истины.
Осуществление защитником своих обязанностей при неравенстве процессуальных прав в настоящее время полностью оправдало себя в следственной практике. Участие защитника на предварительном следствии с момента предъявления обвинения не только служит интересам лиц, страдающих физическими или психическими недостатками, но и обеспечивает успешное расследование.
Охраняя интересы обвиняемых, страдающих физическими или психическими недостатками, уголовно-процессуальное законодательство не только предусматривает обязательное участие защитника в деле с момента предъявления обвинения, но и возлагает на него обязанность использовать все указанные в законе средства и способы защиты для выяснения обстоятельств, оправдывающих обвиняемого или смягчающих его ответственность, оказывать обвиняемому необходимую юридическую помощь.
Очевидно, что реально осуществлять свои права и обязанности защитник может лишь тогда, когда процессуальные гарантии будут обеспечивать его участие в производстве важнейших следственных действий.
Тем не менее законодатель не определяет круга следственных действий, участие в которых считалось бы обязанностью защитника. Статья 51 УПК отмечает, что допускаемый к участию в деле защитник с момента предъявления обвинения может присутствовать при предъявлении обвинения и допросе обвиняемого. Очевидно, что это не только право, но и обязанность защитника. Целесообразно было бы это положение закрепить в УПК союзных республик. В частности, в ст.148 УПК следовало бы специально оговорить, что предъявление обвинения и допрос несовершеннолетнего и лица, которое в силу физических или психических недостатков не может осуществлять свое право на защиту, производится с обязательным участием защитника.
Согласно ч.2 ст.51 УПК защитник по делам лиц, страдающих физическими или психическими недостатками, может принимать участие в любых следственных действиях. Некоторые авторы считают, что участие защитника в следственных действиях после предъявления обвинения является его правом, а не обязанностью.
Статья 23 Основ обязывает защитника “использовать все указанные в законе средства и способы защиты”. Естественно, что выполнить это требование закона он может, только участвуя в производстве следственных действий. Поэтому, как нам представляется, в законе целесообразно было бы предусмотреть перечень процессуальных действий, при производстве которых участие защитника обязательно.
Прежде всего на защитника следует возложить обязанность участвовать не только в допросе обвиняемого в момент предъявления обвинения, но и во всех последующих допросах. Практика показывает, что после предъявления обвинения обвиняемые допрашиваются по инициативе следователя несколько раз. В ходе таких допросов уточняются, выясняются важные для дела обстоятельства, как правило, в отсутствие защитника.
Нет нужды доказывать, как велико значение осмотра места происшествия и вещественных доказательств. По закону в таких осмотрах может принимать участие и обвиняемый. Однако обвиняемые, которые страдают физическими или психическими недостатками, лишены .возможности активно участвовать в осмотре. Участие защитника при выполнении этих следственных действий должно быть признано во всех случаях обязательным.
В силу физических или психических недостатков обвиняемый не в состоянии использовать свои права при назначении и производстве экспертизы. Например, умственно отсталые не могут логически правильно обосновать ходатайства, поставить дополнительные вопросы, иногда даже не могут понять смысл назначения экспертизы; слепые не в состоянии сами ознакомиться с постановлением о назначении экспертизы, с вопросами, поставленными перед экспертом, с результатами экспертного исследования.
Нам представляется, что участие защитника при назначении и производстве экспертизы должно считаться обязательным, причем защитник должен пользоваться всеми процессуальными правами, предоставленными обвиняемому, независимо от того, использовал ли эти права последний; в то же время участие защитника при производстве экспертизы не должно влиять на объем прав, перечисленных в ст.185 УПК.
Следовало бы, с нашей точки зрения, признать необходимым участие защитника при производстве очных ставок, опознания, следственного эксперимента, освидетельствования и других следственных действий, ибо лица, страдающие психическими аномалиями, «нуждаются в создании наиболее благоприятных условий для компенсации их психической недостаточности».
В целях охраны прав и интересов обвиняемых, страдающих физическими или психическими недостатками, и для обеспечения активного участия защитника в доказывании в законе следовало бы, по нашему мнению, указать на обязанность следователя своевременно уведомлять защитника о времени и месте проводимых допросов обвиняемых, очных ставок с участием обвиняемых, опознаний, следственных экспериментов, экспертиз и других следственных действий, затрагивающих интересы обвиняемых.
Так, своевременное извещение защитника о времени заключения обвиняемого под стражу позволит ему, во-первых, ходатайствовать об избрании такой меры пресечения, которая не связана с изоляцией лиц, страдающих физическими или психическими недостатками, во-вторых, в случае заключения под стражу обвиняемого своевременно обеспечить охрану личных и имущественных интересов обвиняемого и членов его семьи; в-третьих, ходатайствовать об отмене меры пресечения в связи с тем, что не выполнены требования ст.91 УПК.
Лицо, страдающее физическими или психическими недостатками, должно иметь ясное представление об объеме прав, предоставленных ему и его защитнику.
Закон обязывает следователя при предъявлении обвинения разъяснить обвиняемому права, которыми он пользуется на предварительном следствии. Обвиняемый, страдающий физическими или психическими недостатками, не в состоянии полностью запомнить, усвоить и разобраться в предоставленных ему правах. В этом ему должен помочь защитник.
Наконец, обвиняемому чрезвычайно важно знать, какими правомочиями располагает защитник, допускаемый к участию в деле с момента предъявления обвинения.
Применительно к лицам, страдающим физическими или психическими недостатками, возникает необходимость создать для обвиняемого такие процессуальные гарантии, которые обеспечивали бы фактическое использование предоставленных ему прав на предварительном следствии.
По нашему мнению, следовало бы ст.149 УПК дополнить указанием на то, что следователь, разъясняя права обвиняемому, страдающему физическими или психическими недостатками, обязан также разъяснить ему права и обязанности защитника, предусмотренные ст.51 УПК. Факт разъяснения обвиняемому этой совокупности прав должен быть отмечен в постановлении о привлечении лица в качестве обвиняемого и удостоверен подписями обвиняемого, его защитника и следователя.
Следователь, удостоверившись в личности обвиняемого, обязан объявить ему постановление о привлечении в качестве обвиняемого и разъяснить сущность предъявленного обвинения. Во всех случаях, когда обвиняемый в силу своего физического недостатка или неграмотности сам не может прочитать постановление, оно должно быть объявлено ему следователем или переведено с помощью переводчика (например, на язык глухонемых). Лица, страдающие физическими или психическими недостатками, после предъявления обвинения не всегда понимают сущность и основания привлечения их к уголовной ответственности, они практически не усваивают и не запоминают содержания предъявленного обвинения. Для того чтобы облегчить положение таких лиц, обеспечить защиту их прав и интересов, было бы целесообразно вручать им копию постановления о привлечении в качестве обвиняемого, в котором содержались бы фактические обстоятельства обвинения, были бы перечислены права обвиняемого, права и обязанности его защитника.
Имея копию постановления, лицо, привлеченное в качестве обвиняемого, сможет более убедительно оспаривать обвинение, приносить обоснованные ходатайства.
Для того чтобы решить, обоснованно ли привлечение к уголовной ответственности, уяснить содержание обвинения, выяснить все обстоятельства, говорящие в пользу обвиняемого, защитник должен иметь представление об имеющихся в деле доказательствах.
Закон предоставляет защитнику право не только знакомиться с материалами дела, но и выписывать необходимые сведения. Это позволяет защитнику активно участвовать в доказывании, тщательно подготовиться к допросу обвиняемого, в частности использовать выписки из материалов дела при допросе.
В связи с этим целесообразно было бы закрепить в законе правило, согласно которому следователю вменялось бы в обязанность отражать в специальном протоколе факт ознакомления защитника с материалами дела, объем предоставленных ему материалов, а также время, в течение которого изучались материалы дела и поступившие в связи с этим ходатайства.
Чтобы защита по делам лиц, страдающих физическими или психическими недостатками, была эффективной, защитник должен хорошо знать личность обвиняемого. Естественно, он не может ограничиться доказательствами, послужившими основанием для предъявления обвинения; он должен изучить все имеющиеся в деле материалы, характеризующие лицо, страдающее такими недостатками.
Так, при предъявлении обвинения лицу, страдающему психическими недостатками, защитнику крайне важно знать, какие психические аномалии присущи обвиняемому, какова их глубина, степень выраженности, каковы особенности его памяти, мышления, эмоционально-волевой сферы; ему следует ознакомиться с производственной и бытовой характеристиками обвиняемого (в частности, знать его семейное положение, есть ли у него судимости, награды, поощрения). Сведения о личности подзащитного помогут установить с ним контакт, необходимый для участия в допросе и для осуществления защиты вообще.
Чтобы выяснить отношение обвиняемого к предъявленному обвинению, линию его защиты и установить, понятен ли ему смысл обвинения, защитник . должен иметь возможность беседовать с обвиняемым. Закон предоставляет защитнику право с момента предъявления обвинения иметь свидание с обвиняемым. Однако в законе не решен вопрос, может ли защитник иметь свидания с лицами, страдающими физическими или психическими недостатками, до допроса их в качестве обвиняемых, а также может ли такое свидание проходить наедине. В ст.150 УПК содержатся требования, которые, казалось бы, делают невозможными осуществление этого права. По закону следователь обязан допросить обвиняемого немедленно после предъявления обвинения; в то же время обвиняемый наделен правом иметь свидание со своим защитником с момента предъявления обвинения и правом (а не обязанностью) давать показания. В связи с этим обязанности следователя допросить обвиняемого немедленно после предъявления обвинения противостоят, во-первых, право обвиняемого отказаться от немедленной дачи показаний и, во-вторых, право обвиняемого и его защитника иметь свидание наедине. Поэтому следует согласиться с мнением автора, что “обязанность следователя допросить обвиняемого немедленно после предъявления обвинения не лишает последнего права до допроса иметь свидание с защитником”. Отказ следователя предоставить свидание наедине представляет собой нарушение права обвиняемого на защиту; такой отказ должен быть обжалован прокурору, осуществляющему надзор за предварительным следствием.
Нам представляется, что, предъявив обвинение, следователь обязан разъяснить лицу, страдающему физическими или психическими недостатками, его право на свидание с защитником.
Предоставление защитнику возможности иметь свидание наедине с подзащитным позволит ему выяснить отношение обвиняемого к предъявленному обвинению, уточнить и разъяснить ему смысл последнего. Во время свидания защитник сможет установить доброжелательные отношения с обвиняемым, психологический контакт, выяснить образ жизни, интересы, возможности и способности, уровень интеллектуального развития и его отношение к совершенному преступлению. Кроме того, следует выяснить и обсудить имеющиеся ходатайства, возможность добровольного погашения ущерба, уточнить, нет ли у него или его близких каких-либо предметов и вещей, которые могли бы быть представлены защитником в качестве доказательств, опровергающих обвинение.
В законе не указано, как должно проходить свидание защитника с обвиняемым, страдающим физическими или психическими недостатками; недостаточно освещен вопрос о методике проведения бесед защитника с подзащитным и в литературе. Между тем защитник не в состоянии общаться с глухими, немыми, тугоухими непосредственно, ибо он, как правило, не знает языка мимики и жестов. С грамотными глухонемыми возможно письменное общение, но встречаются глухонемые, не обученные письму или не понимающие общепринятых знаков глухонемых. В таких случаях защитник должен воспользоваться услугами переводчика либо специалиста, который знаком с психологией глухонемых, не знающих общепринятых жестов и мимики (ст.ст.17, 57 УПК).
Обеспечение защитника переводчиком во время свидания с обвиняемым должно оформляться протоколом. Такой документ будет способствовать повышению ответственности защитника за правильное использование помощи переводчика и одновременно служить основанием для оплаты труда переводчика.
Если в ходе следствия кроме переводчика участвует специалист, защитнику должна быть предоставлена возможность побеседовать с ним.
Ознакомление защитника с доказательствами, послужившими основанием для привлечения в качестве обвиняемого, и беседа с лицом, привлеченным в качестве обвиняемого, как правило, позволяют защитнику заявить ряд ходатайств. В зависимости от обоснованности ходатайств следователь может либо полностью, либо частично удовлетворить их. В случае отказа в ходатайстве следователь обязан вынести постановление с указанием мотивов отказа. О результатах рассмотрения ходатайств следователь обязан сообщить обвиняемому и его защитнику.
После предъявления обвинения до допроса лица в качестве обвиняемого по делам этой категории защитник, на наш взгляд, может ходатайствовать: об отложении допроса и составлении нового постановления о привлечении в качестве обвиняемого, если в нем имеются противоречия в изложении обстоятельств дела, если выводы, сделанные в постановлении, противоречат собранным доказательствам, если в постановлении не указаны обстоятельства, смягчающие ответственность, а также если пропущены слова, фразы, предложения, перепутаны даты, фамилия, имя и отчество обвиняемого, свидетелей, потерпевших; о прекращении дела, если для этого есть законные основания (недостижение возраста, с которого наступает уголовная ответственность, истечение сроков давности, акт амнистии и т.д.); о приобщении к делу документов, предметов, вещей, которые необходимо использовать в ходе допроса; о вызове для участия в допросе переводчиков, педагогов, психологов, к которым питает доверие обвиняемый; о допросе обвиняемого в месте его нахождения; об использовании в ходе допроса научно-технических средств фиксации показаний (магнитофон, стенография, машинопись); об отмене или изменении меры пресечения, избранной до предъявления обвинения; об отводе следователя, если после предъявления обвинения обнаружатся обстоятельства, указанные в ст.59 УПК.
Соблюдение следственной тайны дает возможность следователю сохранить тактическое превосходство и локализовать попытки обвиняемого воспрепятствовать установлению истины. Поэтому требование о неразглашении следственной тайны полностью распространяется и на защитника, допускаемого к участию в деле. В связи с этим возникает вопрос, как оградить интересы следствия и как гарантировать защитнику возможность свободно обсуждать с обвиняемым те следственные данные, которые стали ему известны в ходе ознакомления с материалами дела.
На наш взгляд, вопрос о гарантиях неразглашения данных предварительного следствия должен быть решен следующим образом. Поскольку защитник лица, страдающего физическими или психическими недостатками, имеет право знакомиться с материалами дела с момента предъявления обвинения и может беседовать наедине с обвиняемым, то доказательства, положенные в основу обвинения, уже не составляют следственной тайны, так как на их основе обвиняемому предъявлено обвинение, они проверены, закреплены и обвиняемый совместно с защитником может судить об их достаточности.
Однако, если в ходе ознакомления с материалами дела, послужившими основанием для предъявления обвинения, защитнику стали известны материалы, на основе которых отрабатываются другие версии, либо материалы, которые не были основанием для предъявления обвинения, следователь может потребовать, чтобы защитник не разглашал этих сведений (ст.139 УПК). При этом не будут нарушены права защитника, ибо следователь ознакомил его со всеми материалами, которые положены в основу обвинения. Что касается иных материалов, которые собираются и проверяются, то на них не построено обвинение; это еще сырой, вспомогательный, требующий проверки материал. Обвиняемый, зная, что защитник знаком со всеми материалами, послужившими основанием для предъявления обвинения, не будет требовать от него сведений о материалах, составляющих следственную тайну.
В любой момент производства по делу обвиняемый может отказаться от защитника. Согласно ст.50 УПК отказ от защитника, заявленный обвиняемым, страдающим физическими или психическими недостатками, не обязателен для суда и соответственно для следователя и прокурора.
Вопрос о том, когда следователь может не принять заявленный отказ от защитника, не освещен в литературе. Одни авторы считают, что следователь, суд вправе принять по этому вопросу как положительное, так и отрицательное решение. Другие полагают, что вопрос о принятии отказа обвиняемого от защитника решается по усмотрению следователя, прокурора, суда с учетом степени сложности дела, наличия противоречий между интересами обвиняемых. Таким образом, обязательное участие защитника ставится в зависимость от сложности дела и мнения следователя, прокурора.
Нам представляется, что такое решение вопроса не вытекает из закона. Во-первых, поскольку законодатель связывает участие защитника с наличием физических или психических недостатков, постольку анализ последних и позволит принять или не принять отказ от защитника на предварительном следствии и в суде; во-вторых, решение этого вопроса должно базироваться на объективных данных, свидетельствующих о том, что обвиняемый в силу физических или психических недостатков не может сам защищать свои права; в-третьих, при отказе обвиняемого от защитника суд должен оценить субъективные соображения обвиняемого, которыми тот руководствовался при заявлении отказа. Иначе говоря, суд должен установить, решился ли обвиняемый на отказ от него со знанием дела, или этот отказ есть результат его заблуждения, ошибочного мнения, переоценки своих способностей и возможностей. Нужно выяснить, осознанно ли волеизъявление обвиняемого, может ли данный обвиняемый сам защищать свои права.
При отказе обвиняемого от защитника необходимо учитывать, что в силу физических или психических недостатков из комплекса свойств личности выпадают такие способности, без которых лицо не может решать сложные правовые, тактические вопросы и использовать весь объем предоставленных ему прав; эти лица, кроме того, не способны предусмотреть и взвесить последствия отказа от защитника. Речь идет не о принудительной защите, не об участии защитника “вопреки желанию” обвиняемого, а об охране прав лиц, страдающих физическими или психическими недостатками, у которых желание самостоятельно защищаться не соответствует имеющимся у них способностям и возможностям. Следователь, суд должны разъяснить обвиняемому, что имеющиеся у него физические или психические недостатки несколько ограничивают его способности, поэтому он не может сам защищать свои права.
В связи со сказанным возникает еще один вопрос. Следователь может по-разному оценивать физические или психические недостатки обвиняемых. Поэтому возникает необходимость исключить субъективность при принятии решений по заявленным отказам от защитника; гарантии участия в деле защитника должны быть установлены в законе. Желательно закрепить в законе, что отказ обвиняемого от защитника не может служить единственным    основанием для устранения  защитника.
С нашей точки зрения, дальнейшее совершенствование демократических основ уголовного судопроизводства предполагает не только расширение прав обвиняемого на защиту, но и укрепление процессуальных гарантий этих прав.
Необходимо, чтобы процессуальные гарантии, установленные для обвиняемых, страдающих физическими или психическими недостатками, представляли собой стройную систему правовых требований, надежно охраняющих права лиц, которые не  могут самостоятельно.
Осуществлять свою защиту. Положительные результаты участия защитника на предварительном следствии по делам этой категории позволяют ставить вопрос о допущении защитника к участию в деле с момента задержания и допроса такого лица в качестве подозреваемого.
Закон наделяет подозреваемых рядом процессуальных прав (ст.ст.52, 76, 79, 188 УПК), однако глухие, немые, слепые и лица, страдающие иными физическими или психическими недостатками, будучи привлечены в качестве подозреваемых, не способны полностью реализовать предоставленные им права.
На наш взгляд, только участие защитника с момента задержания таких подозреваемых позволит обеспечить охрану их прав при допросе, заключении под стражу, при назначении и производстве экспертиз, при выполнении иных следственных действий, которые связаны со стеснением свободы личности.
Отрадно, что следственная практика делает в этом направлении первые шаги. По делу глухонемого от рождения М. следователь допустил защитника к участию в деле начиная с допроса лица в качестве подозреваемого. Следователь допросил глухонемого с участием защитника и переводчиков, провел ряд очных ставок между подозреваемым и свидетелями. Лишь после того как были собраны достаточные доказательства, следователь предъявил М. обвинение по ч.3 ст.218 УК Республики (ч.3 ст.206 УК) и допросил его с участием защитника.

Продолжение следует.

Категорія: Адвокатура | Переглядів: 648 | Додав: Admin | Рейтинг: 5.0/1
Всього коментарів: 0
Додавати коментарі можуть лише зареєстровані користувачі.
[ Реєстрація | Вхід ]
Пошук
Посилання
Довідник
Кіно з субтитрами
Архів записів
АФОРИЗМИ: **Судиться - не богу молиться: поклоном не відбудеш. **На суд витрачають багато коштів. **Суди, суди, та поглядай сюди. **З багатим не судись, а з сильним не борись. **Суд і прямий, та суддя кривий. **Відсутній - завжди винен. **З суддею не спор, а з тюрмою не лайся. **Суддя в суді, що риба в воді. **Суддя - що кравець: як захоче, так і покрає. **У судді і брат в неправді буде винуватим. **Правдивий суддя, що цегляна стіна. **Коли карман сухий, то і суддя глухий. **Суддя, що подарунки бере, перед суддею (на лаві підсудних) буде. **Архирей не бог, а прокурор не правда. **Секретар суда з ділом, як душа з тілом. **В суді правди не шукають. **Перо в суді, що сокира в лісі. **Як в кишені сухо, то і в суді глухо. **Правда твоя, мужичок, але полізай у мішок. **У суд ногою, а в гаманець рукою. **У кого карман повніший, у того й суд правіший. **Набий віз людей, та повези у суд віз грошей, то й прав будеш. **Не йди в суд з одним носом а йди з приносом. З грішми. **Тому довго суд тягнеться, що винуватий нравиться. **Тоді виграю справу, як ляжу на лаву. **Тяганина в судах. **В своїй справі сам не суддя. **Сам собі ніхто не суддя. **Самому судить - не розсудить. **Самосуд - не суд. **Самосуд - сліпий суд. **Як судять громадою, то й невинному дістається. **Хто судиться, той нудиться. **Найгірше в світі, це судиться та лічиться. **Справу вести,- не постіл плести. **Як почнеться тяганина, то не раз упріє Україна. **Суд не яма - стій прямо. **Із суда, що з ставка, сухий не вийдеш. **Хто ходить по судах, то про того йде негарна слава. **На суді, що на воді, не втонеш, то замочишся. **Краще втопиться, чим судиться. **Тяжба - петля, а суд - шибениця. **Хоч і праве діло, а в кишені засвербіло. **Витрати грошей на судові справи. **З суда грошей не носять. **Тяжба - не гроші, а потрава - не хліб. **В копицях -не сіно, а в суді - не гроші. **В лісі -не дуги, а в суді - не гроші. **Суд та діло собака з’їла. **Судді - рибка, а прохачеві - луска. **Поли вріж (поступись своїм) та тікай, а суда не затівай. **Суд завів, став гол, як сокіл. **Не ходи до суду, бо хліба не буде. **Від злодія біда, від суда - нужда. **Дере коза лозу, а вовк козу, а вовка мужик, а мужика пан, а пана юриста, а юристу чортів триста. **Поганий мир, краще всякого суда. **Краще матер'яний мир, чим ремінний суд. **З казною судиться, то краще втопиться. **З казною не судись - своїм поступись. **Хто бореться з морозом, у того завжди вуха померзлі. **Коза з вовком тягалась, та тільки шкура зосталась. **Великий та багатий - рідко винуватий. **Захищається рак клешнею, а багач мошною. **У скотинки - рожки, а у багатого грошики. **У святих отців не знайдеш кінців. **Уміння приховувати свої вчинки. **На старців суда нема. **Голий голого не позива. **З голого, що з мертвого. **На нема і суда нема. **Не треба з тим дружиться, хто любить судиться. **Правди не судять. **Ідучи в суд хваляться обидва, а з суда - один. **До справи два, а по справі - один. **До суда два скачуть, а після суда один скаче, а другий плаче. **Справа - справою, а суд по формі. **Діло - ділом, пиво - пивом, а суд по формі. **Не спіши карати, спіши вислухати. **Суд скорий рідко бува справедливий. **Без розсуду не твори суду. **Краще десять винуватців простить, чим одного невинного наказати. **Винуватого кров - вода, а невинного - біда. **Неправий суд - гірше розбою.**