Спілка нечуючих юристів / Union of the Deaf Lawyers
Ми раді вітати Вас на інформаційно-правовому сайті "Спілка нечуючих юристів / Union of the Deaf Lawyers" (Kyiv, Ukraine). Цей сайт для всіх, хто цікавиться питаннями права людей з інвалідністю зі слуху в Україні. (Сайт створено 19.I.2007 та поновлено сторінку 30.03.2013)
ЛАСКАВО ПРОСИМО НА САЙТ !
Неділя, 19.11.2017, 07:48
Меню сайту
Категорії розділу
Спілка [38]
Правові новини [124]
Правознавство [117]
Адвокатура [88]
Кримінал [51]
Консультація [35]
Країна глухих [76]
Адміністратор [12]
Статистика

Онлайн всього: 1
Гостей: 1
Користувачів: 0
Форма входу

free web counter
Довідник
 
Посилання
Події
Календар
Опитування
Оцініть мій сайт
Всього відповідей: 44
Головна » 2013 » Квітень » 3 » Расследование и судебное разбирательство по делам лиц, страдающих физическими или психическими недостатками. Часть 1
16:33
Расследование и судебное разбирательство по делам лиц, страдающих физическими или психическими недостатками. Часть 1

Понятие физических и психических недостатков, имеющих процессуальное значение

Изучение индивидуальных свойств личности обвиняемого в процессуальном аспекте связано с выполнением задач уголовного судопроизводства. Личность преступника характеризуется не только социальной направленностью (общественной опасностью), но и различными физическими и психическими особенностями, которые в своей совокупности составляют его индивидуальность и отличают одного обвиняемого от другого.
Личность обвиняемого охватывает многие свойства и включает многочисленные качества человека. Мы, однако, сужаем понятие индивидуальных особенностей рамками физических или психических недостатков и рассматриваем их вне зависимости от состава преступления и общественной опасности обвиняемого. Уголовно-процессуальное законодательство признает, что физические или психические недостатки обвиняемых по всем без исключения делам влекут процессуально-правовые последствия только в том случае, если обвиняемый не может сам осуществлять свое право на защиту.
Поэтому следователь, суд независимо от того, какое преступление совершил обвиняемый, страдающий физическими или психическими недостатками, должны определить фактические возможности его участия в доказывании и способность самостоятельно защищать свои права.
Уголовно-процессуальный закон связывает наличие физических или психических недостатков с психологической сферой личности, имея в виду, что они отрицательно сказываются на формировании способностей, необходимых для целенаправленной мыслительной деятельности.
Физические или психические недостатки - это как раз те индивидуальные психофизические особенности человека, которые оказывают неблагоприятное воздействие на формирование личности, ограничивают ее жизненные интересы и потребности. Уже самосознание конкретных физических или психических недостатков пагубно сказывается на психике человека. Ибо физические и психические недостатки, в сущности как и болезнь, есть “стесненная в своей свободе жизнь”.
В силу тех или иных недостатков, присущих человеку, его физические и психические свойства могут не развиваться, поэтому его способности подчас принимают уродливую форму, а сама личность становится неполноценной, дефективной, плохо приспособленной к жизни в определенной социальной среде. Люди, страдающие физическими недостатками, отличаются патологическими особенностями, которые есть “следствие главным образом тех моральных, этических и прочих осложнений, которые возникают во взаимоотношениях подобных лиц с окружающими, в их фактическом общественном положении”.
Зная индивидуальные особенности физически или психически неполноценной личности, следователь может правильно и быстро найти подход к обвиняемому, оказать эффективное психологическое воздействие на лицо, совершившее преступление, разработать версии и умело применить тактические приемы.
Ни по одному уголовному делу расследование и судебное разбирательство не может быть успешным, если не будут выяснены и учтены индивидуальные свойства обвиняемого, страдающего физическими или психическими недостатками. Так, при наличии данных о физических или психических недостатках обвиняемого следователю, например, приходится решать следующие вопросы: о подследственности уголовных дел лиц, страдающих глухотой, немотой, слепотой или психическими недостатками; об обязательном производстве предварительного следствия (ст.126 УПК); об обязательном участии защитника на предварительном следствии с момента предъявления обвинения (ч.2 ст.47 УПК); о приглашении переводчиков, педагогов, защитников для допроса глухих, немых, глухонемых, тугоухих, слепых и лиц, страдающих иными недостатками.
Следовательно, данные о наличии физических или психических недостатков и их особенностях необходимы для успешного осуществления процессуальной деятельности, для индивидуального подхода к каждому обвиняемому в целях защиты его прав и законных интересов. Однако по своему характеру физические и психические недостатки чрезвычайно разнообразны, и для того чтобы следователи, судьи могли правильно определить правовые последствия их установления, они должны знать характерные психологические признаки, влияющие на способность лица самостоятельно защищать свои права.
К сожалению, понятие физических или психических недостатков совершенно не разработано в теории советского процессуального права.
В первых уголовно-процессуальных кодексах (1922, 1923 гг.) говорилось только о физических недостатках, которые лишают обвиняемого (подсудимого) способности правильно воспринимать те или иные явления. Статья 53 УПК отмечала, что под ними следует понимать такие недостатки, которые лишают подсудимого способности правильно воспринимать те или иные явления или выражать свои мысли.
Действующее законодательство (ст.22 Основ) отказалось от такого понятия и установило, что под физическими недостатками понимаются такие, в силу которых обвиняемый не может самостоятельно осуществлять свое право на защиту. Законодатель называет при этом три вида физических недостатков: глухоту, немоту, слепоту. Отмечая, что их круг может быть значительно шире, закон не указывает, какие из них должны быть отнесены к "иным" физическим недостаткам.
Здесь, как и в дальнейшем изложении, при ссылках на статьи УК и УПК имеются в виду и соответствующие статьи УК и УПК других союзных республик.
Различное понимание процессуально-правовых последствий наличия указанных недостатков привело к тому, что на практике вызывает трудности решение вопроса, при каких именно физических недостатках обязательно производство предварительного следствия и участие защитника с момента предъявления обвинения. В этой связи необходимо выработать само понятие физических недостатков, которое позволит точно определить процессуально-правовые последствия их установления и правильно решить ряд вопросов, направленных на защиту прав и законных интересов физически неполноценных обвиняемых.
Определение физических недостатков в юридической литературе традиционно связывается лишь с вопросом об обязательном участии защитника на предварительном следствии. Например, авторы под физическими недостатками понимают такие, в силу которых обвиняемый не может лично осуществлять свое право на защиту.
Другие указывают, что правовое значение имеют только “серьезные физические недуги”, “серьезные недостатки, дефекты”, а не просто физические недостатки, как об этом говорит ст.47 УПК.
Однако эти определения физических недостатков не удовлетворяют органы следствия и суды, так как они не дают ответа на вопросы:
а) каковы наиболее существенные признаки физических недостатков, имеющих процессуально-правовое значение;
б) почему физические недостатки мешают обвиняемому самостоятельно защищать свои права и законные интересы;
в)  каковы критерии для признания, что физические недостатки обвиняемого влекут процессуально-правовые последствия, указанные в ст.ст.47, 49 УПК.
В следственной и судебной практике чаще всего встречаются обвиняемые, свидетели, потерпевшие, у которых полностью или частично утрачены функции органов чувств - зрение, слух, речь. Поэтому рассмотрим психологические особенности немых, слепых, глухонемых.
Под глухонемотой понимают такое состояние, при котором имеется, во-первых, врожденная или приобретенная глухота, обусловленная ею невозможность овладения речью без специальных приемов обучения и, во-вторых, потеря речи, уже развившаяся в той или иной степени к моменту наступления глухоты. Глухонемота является таким физическим недостатком, который ставит человека в специфические условия в социальной среде.
Отсутствие слуха обусловливает качественное своеобразие мироощущений у глухонемых. “Доминантное значение зрительного восприятия в психической деятельности глухого дает достаточные основания для вывода, что в системе имеющихся у него представлений о мире преобладают зрительные образы”. Именно поэтому при допросах глухонемых (подозреваемых, обвиняемых, свидетелей) речь может идти только о виденных обстоятельствах, ибо зрительные восприятия как основной способ непосредственного отражения окружающего обусловливают особенности их памяти. Важнейшей из них является наглядный характер.
Глухонемота серьезно затрудняет развитие личности, она ограничивает не только умственное развитие глухонемого, но и его практическую деятельность. Глухонемые, если они не были надлежащим образом воспитаны и обучены в специальной школе, намного отстают по своему умственному развитию от слышащих. Это определяется отсутствием у них “языка слов”. Выступающая как способ общения жесто-мимическая речь лишь в самой элементарной степени выполняет основные языковые функции.
Изучение уголовных дел неграмотных глухонемых показывает, что у них представления и понятия о противоправности тех или иных действий ограничиваются уровнем наглядно-образного отражения. В практике встретился 14-летний глухонемой, совершивший кражу ценностей с прилавка магазина, который не имел никакого понятия о государственной собственности. Было установлено, что он не получил специального образования и воспитания. Он знал исключительно по опыту, что нельзя и запрещено брать то, за что бьют родители.
Глухонемота является физическим недостатком, который определяет своеобразие восприятия внешних явлений, ограничивает умственное развитие и сказывается на познавательных способностях личности. Поэтому глухонемые не могут полно и всесторонне воспринимать обстоятельства, имеющие значение для дела, и затрудняются в передаче воспринятого с помощью жесто-мимической речи.
В медицине и психологии по степени поражения слуха различают два основных вида стойкой слуховой недостаточности: глухоту и тугоухость. Под тугоухостью понимается такое понижение слуха, при котором невозможно беспрепятственное восприятие речи. Если же оно и возможно, то лишь в специально создаваемых условиях (усиление голоса, приближение говорящего непосредственно к уху, использование обвиняемым звукоусиливающих приборов). Остатки слуха, характеризующиеся лишь наличием реакции на громкий голос около самого уха, не дают, как правило, возможности различать звуки, слова, фразы. Даже при легкой тугоухости обвиняемый плохо слышит шепотную быструю речь и поэтому может неправильно воспринять сказанное.
Следовательно, тугоухость мешает обвиняемому свободно и полно воспринимать и воспроизводить обстоятельства, имеющие значение по делу, и самостоятельно осуществлять свое право на защиту. Лица, страдающие такими недостатками, наделены правом иметь защитника с момента предъявления обвинения.
Глубокое нарушение функции зрения, как и утрата ее, наносит большой ущерб познавательной деятельности личности, вносит своеобразие в психическое и физическое развитие человека. При восприятии обстоятельств, имеющих значение для дела, у слепых и слабовидящих доминантное значение имеет слух. Слуховой анализ и синтез достигают совершенства, но и другие органы, компенсирующие слепоту, становятся орудием познания окружающих предметов. Даже рука заменяет слепому зрение и дает, хотя и несовершенные, знания и представления о предметах.
Основой психического развития слепых является речь. На базе ее развивается словесно-логический способ обобщения, формируется образная память и мышление. Отсутствие зрения сказывается на познании сложных явлений. И хотя слепые овладевают абстрактными понятиями, усваивают правила поведения и законы, они не всегда способны в момент преступления воспринять важные для дела обстоятельства, запечатлеть результаты и последствия своих действий. В процессе формирования показаний, например об обстановке совершенного преступления, о поведении потерпевшего и других лиц, у слепых большую роль играют процессы интеллектуальной интерпретации, мышление выступает как ведущее средство компенсации слепоты.
Все это указывает, что слепота как физический недостаток, характеризующаяся рядом особенностей, мешает обвиняемому правильно и полно воспринимать обстоятельства, имеющие значение для дела, и давать о них показания. Слепота сказывается отрицательно на познавательных способностях обвиняемого и мешает ему активно участвовать в процессуальной деятельности по защите своих прав и законных интересов.
К обвиняемым с нарушением зрения, на наш взгляд, следует отнести не только абсолютно слепых, но и слабовидящих. Человек считается слепым не только тогда, когда острота зрения равна нулю, но и тогда, “когда он утрачивает способность ориентироваться в окружающей обстановке, когда он не может передвигаться без посторонней помощи, хотя бы он и обладал еще способностью отличать свет от темноты и даже правильно указывать направление света, его источник”.
Современная наука различает три категории лиц с нарушениями зрения:
а) абсолютно слепые, пользующиеся тактильно-слуховым способом восприятия явлений действительности;
б) частичновидящие, имеющие зрение, но в связи с его неполноценностью пользующиеся зрительно-тактильно-слуховым способом восприятия действительности;
в) слабовидящие, пользующиеся преимущественно зрительным способом восприятия действительности.
В связи с тем что слабовидение и частичная утрата зрения определяют способ восприятия внешних явлений и ограничивают способности лица в познании обстоятельств, могущих иметь значение по делу, представляется, что обвиняемые с такими недостатками должны относиться к тем, кто не может самостоятельно защищать свои права.
К числу слабовидящих следует отнести и лиц, которые страдают стойким астигматизмом, значительно понижающим остроту зрения, близорукостью, дальнозоркостью или дальтонизмом.
Очевидно, что указанные дефекты (аномалии) зрения должны считаться физическими недостатками и иметь правовое значение.
В законодательстве и теории уголовного процесса не решен вопрос о правовом значении такого физического недостатка, как заикание. На практике одни следователи признают, что заикающиеся не могут самостоятельно защищать свои права, и поэтому обеспечивают их защитником с момента предъявления обвинения.
Другие следователи считают, что этот дефект речи не мешает самостоятельной защите прав. Такое решение обосновывается тем, что у лиц, страдающих заиканием, нормально функционируют органы чувств, необходимые для восприятия обстоятельств, имеющих значение для дела. Однако с этим трудно согласиться.
Действительно, у заикающихся зрительные и слуховые ощущения во взаимодействии с мышлением правильно отражают обстоятельства, имеющие значение для дела. Казалось бы, язык тут ни при чем. Однако с помощью языка (речи) человеческая мысль облекается в материальную, чувственно воспринимаемую оболочку. С помощью речи мы выражаем свои мысли, чувства, узнаем мысли и чувства других людей. Если человек заикается, то это не просто дефект речи, не просто неисправность речевого аппарата, а "невроз, при котором нарушается не только речь, но и деятельность всего организма в целом".
Особенно заметен этот недостаток у несовершеннолетних. В годы несовершеннолетия заикание достигает наивысшего предела, а “речевые расстройства принимают иногда характер тяжелых тонических судорог”. Такие лица малообщительны, замыкаются в своих переживаниях, у них нередко преобладает “чрезмерная подвижность или, наоборот, скованность”.
Заикание, как одно из сложных нарушений речи, является физическим недостатком, в силу которого у лица, страдающего им, ослаблена возможность правильно воспроизводить посредством речи обстоятельства, имеющие значение для дела, и успешно осуществлять защиту своих прав и интересов. Поэтому заикание должно учитываться при определении процессуального положения обвиняемого, оно должно быть включено в перечень физических недостатков, имеющих правовое значение.
Требует обоснования и вопрос о том, можно ли инвалидов (безруких, безногих), престарелых и лиц с разного рода уродствами отнести к категории тех, кто не может самостоятельно осуществлять защиту своих прав. Эти лица имеют такие познавательные способности, которые по своему содержанию не уступают способностям вполне здоровых лиц. Наличие уродств и инвалидности приводит к образованию своеобразного характера, привычек, взглядов, а иногда всего поведения. Такие люди плохо приспособлены к социальным условиям. Они испытывают большие затруднения в повседневной жизни, ибо ограничены в способности передвигаться, самостоятельно выполнять действия, требующие определенных усилий и навыков. По своему физическому состоянию эти лица не могут обходиться без посторонней помощи (инвалиды, калеки, престарелые). В соответствии с нормами советского гражданского права над ними устанавливается попечительство.
В следственной и судебной практике лица с подобными недостатками чаще всего выступают как субъекты хулиганских действий, бродяжничества, попрошайничества. Оценка их физического состояния приводит к убеждению, что им необходимо предоставить дополнительные права и гарантии. Например, безрукие обвиняемые не могут лично использовать свое право собственноручно написать показания, не в состоянии, давая объяснения по предъявленному обвинению, сопровождать их схемами, рисунками; представлять следователю лично написанные ходатайства, жалобы. Осужденный за причинение тяжких телесных повреждений Д. в жалобе, написанной другим заключенным, указал, что он не может культей писать и хочет, чтобы к нему пришел адвокат, которому он все расскажет о своем преступлении.
К лицам, страдающим физическими или психическими недостатками, следовало бы отнести и престарелых, либо к старости в ряде случаев сильно падает способность к восприятию, ослабевает зрение, слух, память.
Указанные лица должны иметь право на защиту с момента предъявления обвинения; о таких физических недостатках можно сказать, что они “хотя и не исключают полностью возможность обвиняемого защищаться от предъявленного обвинения, но в значительной мере затрудняют использование принадлежащих ему прав”.
Выяснение психологической сущности физических недостатков на примере глухих, немых, слепых, тугоухих, заикающихся позволяет дать следующее определение физических недостатков, имеющих процессуально-правовое значение.
Под физическими недостатками, мешающими обвиняемому самостоятельно осуществлять свое право на защиту, следует понимать полную либо частичную утрату зрения, слуха или речи, в силу которых у лица утрачена или ослаблена одна из способностей правильно и полно воспринимать обстоятельства, имеющие значение по делу, и воспроизводить воспринятое, либо такое физическое состояние, которое хотя и не нарушает познавательных способностей обвиняемого, однако лишает его возможности обходиться без посторонней помощи и использовать принадлежащие ему права.
Представляется, что определение физических недостатков целесообразно закрепить в законе.
Чтобы правильно решать процессуальные и тактические вопросы, следователь, судья должны располагать научно обоснованными критериями, позволяющими определить значимость конкретных физических недостатков.
В юридической литературе отмечалось, что установление научно обоснованных критериев, необходимых для оценки значимости физических недостатков, является задачей судебной психологии, а не уголовного процесса, но с этим мнением трудно согласиться. Физические недостатки имеют процессуальное значение, и их наличие у обвиняемого влечет правовые последствия, установленные в ст.22 Основ. Не удивительно, что именно в процессуальной литературе были предприняты первые попытки осветить этот сложный вопрос.
Авторы Комментария УПК, например, указали, что при оценке физических или психических недостатков, служащих основанием к допуску защитника с момента предъявления обвинения, критерием служит тот факт, что обвиняемый в силу этих недостатков не может осуществлять свое право на защиту или эти недостатки в значительной мере затрудняют использование прав, предоставленных законом.
Действительно, юридическим критерием процессуально-правовой значимости физических недостатков является факт невозможности лица самостоятельно осуществлять право на защиту. Однако установить, в какой мере и почему тот или иной недостаток влияет на способность обвиняемого самостоятельно защищать свои права, можно только на основании каких-то объективных признаков.
Поэтому психологическими критериями того, что физические недостатки мешают обвиняемому самостоятельно осуществлять свое право на защиту, по нашему мнению, являются:
а) утраченная либо ослабленная, ограниченная способность лица воспринимать обстоятельства, имеющие существенное значение для дела;
б) утраченная, ограниченная, затрудненная способность обвиняемого воспроизводить воспринятое, пользоваться разговорной речью, излагать свои показания.
Эти психологические критерии применимы к глухим, немым, слепым, глухонемым, тугоухим, заикающимся, слепоглухонемым, дальтоникам.
Было бы неверно распространять эти критерии на те физические недостатки, которые не связаны с нарушением органов слуха, зрения и речи. Такие психологические особенности не характерны для безруких, безногих, калек, престарелых и лиц, страдающих различного рода уродствами, которые не могут в силу своего физического состояния обходиться без посторонней помощи. Мерилом того, что эти лица не могут самостоятельно осуществлять свое право на защиту, является невозможность либо ограниченная возможность обходиться без посторонней помощи и использовать права, предоставленные законом.
Советское законодательство установило, что правовое значение имеют и такие психические недостатки, которые хотя и не исключают уголовной ответственности обвиняемых, но влекут уголовно-процессуальные последствия, предусмотренные в ст.ст.47, 49 УПК.
К сожалению, уголовно-процессуальный закон не устанавливает понятия психических недостатков, не содержит ни их примерного перечня, ни критериев, необходимых для оценки их значимости.
При отсутствии единого определения понятия психических недостатков и критериев, необходимых для оценки их значимости, вопрос об обязательном производстве предварительного следствия и участии защитника с момента предъявления обвинения по таким делам решается на практике на основании субъективных мнений следователя и прокурора.
Бесспорно, что различный подход органов следствия к применению действующих норм уголовно-процессуального права по делам названной категории не способствует укреплению социалистической законности и обеспечению прав психически неполноценной личности в уголовном судопроизводстве.
Серьезные затруднения при расследовании и судебном разбирательстве дел о преступлениях лиц, страдающих психическими недостатками, возникли еще и потому, что в юридической литературе сложилось мнение, что психические аномалии обвиняемых не имеют правового значения. Отсюда, как правильно отметил автор, “произошел крен в другую сторону - игнорировались патологические черты личности и их опосредованная роль в поведении лиц с психическими аномалиями”. На всех стадиях осуществления правосудия необходимо принимать  во  внимание  не  исключающие вменяемости патологические аномалии.
В юридической литературе и в комментариях к УПК РСФСР (и к УПК других союзных республик) дана схематичная и неясная характеристика самих психических недостатков. Всюду отмечается, что под психическими недостатками имеются в виду такие аномалии, которые не позволяют считать обвиняемого невменяемым и не устраняют ответственности за содеянное, но препятствуют или затрудняют обвиняемому лично осуществлять свою защиту.
Однако такие определения психических недостатков не объясняют, почему, в силу каких причин лица, страдающие психическими недостатками, не могут самостоятельно осуществлять свое право на защиту. На основе таких определений невозможно установить и круг психических аномалий, имеющих процессуальное значение. Разумеется, дать определение, которое отвечало бы подобным требованиям, чрезвычайно трудно, хотя бы потому, что нет психической неполноценности вообще, а есть конкретные многообразные формы нарушений и аномалий психической деятельности, по-разному сказывающиеся на способностях людей. Наличие психических недостатков у вменяемых, естественно, не исключает их способности отдавать себе отчет в своих действиях и руководить ими.
Обвиняемые с -психическими (недостатками понимают и осознают свои поступки, психические отклонения не определяют их поведения. Но это не значит, что наличие аномалий не сказывается на психических способностях обвиняемого, не обусловливает особенностей психических процессов.
Автор правильно заметил, что нельзя отождествлять понятия “нормальный” и “вменяемый”, что следователь обязан знать различные психологические отклонения. Ибо “как встречаются люди с различного рода физическими неправильностями и уродствами в строении тела, делающими их даже инвалидами, так бывают и люди, наделенные известными психическими недостатками, переходящими предел здорового состояния”.
Психические недостатки (аномалии, отклонения) различны по своей психопатологической структуре и по-разному сказываются на психических способностях обвиняемых. В пределах вменяемости психические недостатки характеризуются конденсацией патологических черт, глубиной патологических проявлений, степень которых, однако, не такова, чтобы быть приравненной к душевной болезни.
Следует заметить, что понятия “психические недостатки” и “психические болезни” не тождественны. Различие между ними идет по глубине, по стадиям психических изменений, наблюдающихся в, рамках одной и той же группы. При наличии психических недостатков у лица нет выраженных изменений, нарушающих отражательную деятельность мозга. Психические недостатки не влекут болезненно искаженного отражения реальной действительности, а стало; быть, прямо не обусловливают преступного поведения обвиняемого.
Лица, страдающие психическими недостатками, несут уголовную ответственность за все противоправные действия, так как они «понимают и осознают свои поступки и могут их корригировать». Способность обвиняемого отдавать себе отчет в своих действиях и руководить ими в таких случаях хотя и сочетается с наличием психических аномалий (недостатков), тем не менее последние не обладают всеми теми свойствами, которые характерны для психических болезней. По своему течению, глубине, своеобразию и тяжести психические недостатки неодинаково сказываются на психических способностях обвиняемого: они то приближаются к медицинским критериям, исключающим уголовную ответственность, то находятся ближе к норме.
Например, при слабоумии (олигофрении) основным признаком является неполноценность мыслительной деятельности, тогда как степень задержки интеллектуального развития может быть различной и сочетаться с нарушением других сторон познавательного процесса, прежде всего с эффективно-волевыми расстройствами.
Среди эпилептиков встречаются лица с глубокими и стойкими нарушениями психической деятельности, с различными формами расстройств сознания, но встречаются и лица с благоприятно текущими процессами, при которых нет выраженных изменений личности и явлений слабоумия.
Таким образом, тяжесть нарушений познавательных функций может достигать таких пределов, когда:
1) лицо не обладает способностью правильно воспринимать, запоминать и воспроизводить воспринятое или
2) у лица ослаблены познавательные процессы, но сохранена способность отдавать себе отчет в своих действиях и руководить ими.
Нам представляется, что под психическими недостатками следует понимать такое временное расстройство психической деятельности, хроническое душевное заболевание, слабоумие или иное болезненное состояние, которое не исключает вменяемости, однако ослабляет, снижает познавательные способности либо влечет патологические особенности эмоционально-волевой сферы, а поэтому мешает обвиняемому активно участвовать в процессуальной деятельности и самостоятельно защищать свои права. Представляется, что такое определение психических недостатков способно более полно охватить все аномальные состояния психической деятельности.
Вопрос о критериях, необходимых для оценки значимости психических недостатков, в юридической литературе не разработан. На практике и в теории отдельные авторы необоснованно считают, что критерии невменяемости, установленные в ст.11 УК, и критерии для признания того факта, что обвиняемый страдает психическими недостатками, которые мешают ему участвовать в процессуальной деятельности, одни и те же. Механически основания участия защитника по делам лиц, страдающих психическими недостатками (ст.47 УПК), переносятся на лиц, признанных невменяемыми или заболевших душевной болезнью после совершения преступления (ст.405 УПК). В первом случае к лицам, страдающим психическими недостатками, применяются правила, закрепленные в ст.47, п.2 ст.49 и ст.51 УПК, в то время как по делам лиц, признанных невменяемыми или заболевших душевной болезнью, применяются критерии, установленные в ст.11 УК и ст.405 УПК, ибо душевнобольной не может быть привлечен к уголовной ответственности.
Проведенное нами изучение дел лиц, страдающих психическими недостатками, показало, что в настоящее время наметились три тенденции в правовой оценке психических недостатков. Первая тенденция заключается в том, что следователи не придают никакого значения психическим недостаткам обвиняемых, исходят только из факта признания обвиняемого вменяемым. Они полагают, что, если обвиняемый отдавал отчет в своих действиях и руководил ими, он может самостоятельно защищать свои права и при наличии психических недостатков. Так, по делу М. эксперты-психиатры установили, что он вменяем, но обнаруживает признаки остаточных явлений органического заболевания центральной нервной системы (ЦНС) с интеллектуальным недоразвитием. У М. конкретное мышление, низкий интеллект, примитивные суждения, ограниченный запас общих сведений. Очевидно, что такой обвиняемый не мог сам осуществлять свою защиту. Тем не менее ему было предъявлено обвинение без защитника, и последний вообще не участвовал в деле. Ходатайство обвиняемого об ознакомлении с материалами дела с участием защитника следователь отклонил, сославшись .на то, что тот вменяемый. Рассмотрев это дело, Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Молдавской ССР отменила приговор и возвратила дело на дополнительное расследование, указав, что следователь грубо нарушил требования ст. 43 УПК Молдавской ССР (ст.47 УПК).
К сожалению, вышестоящие суды не всегда реагируют на подобные нарушения закона и не обращают внимание следователей на то, что выявленные у обвиняемых психические недостатки, затрудняющие самостоятельное осуществление права на защиту, влекут процессуально-правовые последствия, указанные в ст.22 Основ уголовного судопроизводства Союза ССР и союзных республик.
Вторая тенденция в деятельности органов следствия проявляется в том, что практические работники придают процессуальное значение не только психическим недостаткам, но и характерологическим особенностям личности. Они ставят в одинаковое положение лиц, страдающих психическими недостатками, и тех обвиняемых, у которых их нет. Право «меть защитника с момента предъявления обвинения они предоставляют лицам, для которых эта гарантия не предусмотрена законом. Так, по делу о злостном хулиганстве было установлено, что обвиняемый Л. не имеет психических недостатков. Судебные психиатры выявили у него лишь эмоциональную неуравновешенность, легкую возбудимость как характерологические особенности личности. Тем не менее следователь привлек защитника с момента предъявления обвинения.
Наконец, для третьей тенденции характерно, что одним и тем же психическим недостаткам следователи дают различную правовую оценку. В связи с этим положение личности в уголовном процессе чаще всего зависит от субъективных выводов практических работников.
По делу С. было установлено, что он вменяем, но обнаруживает олигофрению в степени умеренной дебильности. У него конкретное мышление, низкий и примитивный интеллект, ограниченный и несоответствующий его образованию запас общих сведений. Его психическое состояние не получило правовой оценки в ходе следствия, и он был лишен гарантированных законом прав. Судебная коллегия Верховного Суда Республики, возвращая дело на дополнительное расследование, указала, что С. не мог сам осуществлять свое право на защиту. В соответствии с требованиями ст.ст.43, 44 УПК участие защитника на предварительном следствии является обязательным, но эти требования не были соблюдены ни на предварительном следствии, ни в судебном заседании.
Изучение следственной практики некоторых областей свидетельствует, что дебильность в одних случаях считается психическим недостатком, в других - ей не придается никакого правового значения. С, совершивший преступление, предусмотренное ст.209 УК, в ходе следствия был признан дебилом. В соответствии с требованиями ст.47 УПК его психические недостатки получили правовую оценку, и защитник по делу был допущен с момента предъявления обвинения. По другому делу у С-ва было врожденное умственное недоразвитие в степени не резко выраженной дебильности. Однако защитник на предварительном следствии допущен не был.
По делу М., осужденному вместе с другими лицами Пермским областным судом по ч.3 ст.117 УК, было установлено, что у него имеется умственная отсталость в степени легкой дебильности. При рассмотрении дела в кассационной инстанции адвокат обратил внимание на то, что М. является умственно отсталым и по закону участие защитника с момента предъявления обвинения является обязательным. Считая доводы адвоката “несостоятельными”, Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Республики указала в определении, что М. не может быть отнесен к лицам, которые в силу своих психических недостатков не могут сами осуществлять свое право на защиту. Однако из материалов дела и заключения эксперта видно, что М. страдает психическими недостатками. У него невысокий интеллект, небольшой запас знаний, ослаблены процессы запоминания, суждения конкретны и примитивны, неразвито абстрактное мышление. Очевидно, что в силу указанных психических недостатков он не мог самостоятельно осуществлять свое право на защиту (оспаривать юридическую квалификацию действий, обосновывать мотивы и цели преступления, дать правовую оценку действиям соучастников и организаторов преступления, указать на их и свою роль в наступлении преступного результата).
Исходя из определения психических недостатков, можно указать, что при оценке психических недостатков, мешающих обвиняемому самостоятельно осуществлять свое право на защиту, критериями их значимости должны быть либо ослабленная, нарушенная, неразвитая способность обвиняемого к познавательной деятельности, либо патологическое, аномальное состояние волевой и эмоциональной сферы.
Естественно, что эти критерии применимы к тем обвиняемым, которые при наличии временного расстройства душевной деятельности, хронической душевной болезни, слабоумия или иного болезненного состояния обладают способностью отдавать отчет в своих действиях и руководить ими, но не могут самостоятельно осуществлять свое право на защиту. На основе этих критериев можно оценить значимость психических недостатков для уголовного дела и отграничить их от характерологических особенностей личности. Эти критерии помогут точно установить, мешают ли психические недостатки обвиняемому самостоятельно защищать свои права и интересы, а стало быть, правильно решить вопрос о положении личности в уголовном процессе.
На наш взгляд, к психическим недостаткам, мешающим обвиняемому самостоятельно осуществлять право на защиту, должны относиться: олигофрения, эпилепсия, органическое повреждение центральной нервной системы (в том числе: травматическое поражение головного мозга, травматическая церебрастения, травматическая энцефалопатия), сифилис мозга, а также психопатии, состояние ремиссии после перенесенных психозов и другие аномалии (в пределах вменяемости). В судебной и следственной практике Республики все эти психические недостатки признаются основанием для допуска защитника к участию в деле с момента предъявления обвинения и соблюдения других гарантий, предусмотренных для психически неполноценных обвиняемых.

Продолжение следует.

Категорія: Адвокатура | Переглядів: 610 | Додав: Admin | Рейтинг: 5.0/1
Всього коментарів: 0
Додавати коментарі можуть лише зареєстровані користувачі.
[ Реєстрація | Вхід ]
Пошук
Посилання
Довідник
Кіно з субтитрами
Архів записів
АФОРИЗМИ: **Судиться - не богу молиться: поклоном не відбудеш. **На суд витрачають багато коштів. **Суди, суди, та поглядай сюди. **З багатим не судись, а з сильним не борись. **Суд і прямий, та суддя кривий. **Відсутній - завжди винен. **З суддею не спор, а з тюрмою не лайся. **Суддя в суді, що риба в воді. **Суддя - що кравець: як захоче, так і покрає. **У судді і брат в неправді буде винуватим. **Правдивий суддя, що цегляна стіна. **Коли карман сухий, то і суддя глухий. **Суддя, що подарунки бере, перед суддею (на лаві підсудних) буде. **Архирей не бог, а прокурор не правда. **Секретар суда з ділом, як душа з тілом. **В суді правди не шукають. **Перо в суді, що сокира в лісі. **Як в кишені сухо, то і в суді глухо. **Правда твоя, мужичок, але полізай у мішок. **У суд ногою, а в гаманець рукою. **У кого карман повніший, у того й суд правіший. **Набий віз людей, та повези у суд віз грошей, то й прав будеш. **Не йди в суд з одним носом а йди з приносом. З грішми. **Тому довго суд тягнеться, що винуватий нравиться. **Тоді виграю справу, як ляжу на лаву. **Тяганина в судах. **В своїй справі сам не суддя. **Сам собі ніхто не суддя. **Самому судить - не розсудить. **Самосуд - не суд. **Самосуд - сліпий суд. **Як судять громадою, то й невинному дістається. **Хто судиться, той нудиться. **Найгірше в світі, це судиться та лічиться. **Справу вести,- не постіл плести. **Як почнеться тяганина, то не раз упріє Україна. **Суд не яма - стій прямо. **Із суда, що з ставка, сухий не вийдеш. **Хто ходить по судах, то про того йде негарна слава. **На суді, що на воді, не втонеш, то замочишся. **Краще втопиться, чим судиться. **Тяжба - петля, а суд - шибениця. **Хоч і праве діло, а в кишені засвербіло. **Витрати грошей на судові справи. **З суда грошей не носять. **Тяжба - не гроші, а потрава - не хліб. **В копицях -не сіно, а в суді - не гроші. **В лісі -не дуги, а в суді - не гроші. **Суд та діло собака з’їла. **Судді - рибка, а прохачеві - луска. **Поли вріж (поступись своїм) та тікай, а суда не затівай. **Суд завів, став гол, як сокіл. **Не ходи до суду, бо хліба не буде. **Від злодія біда, від суда - нужда. **Дере коза лозу, а вовк козу, а вовка мужик, а мужика пан, а пана юриста, а юристу чортів триста. **Поганий мир, краще всякого суда. **Краще матер'яний мир, чим ремінний суд. **З казною судиться, то краще втопиться. **З казною не судись - своїм поступись. **Хто бореться з морозом, у того завжди вуха померзлі. **Коза з вовком тягалась, та тільки шкура зосталась. **Великий та багатий - рідко винуватий. **Захищається рак клешнею, а багач мошною. **У скотинки - рожки, а у багатого грошики. **У святих отців не знайдеш кінців. **Уміння приховувати свої вчинки. **На старців суда нема. **Голий голого не позива. **З голого, що з мертвого. **На нема і суда нема. **Не треба з тим дружиться, хто любить судиться. **Правди не судять. **Ідучи в суд хваляться обидва, а з суда - один. **До справи два, а по справі - один. **До суда два скачуть, а після суда один скаче, а другий плаче. **Справа - справою, а суд по формі. **Діло - ділом, пиво - пивом, а суд по формі. **Не спіши карати, спіши вислухати. **Суд скорий рідко бува справедливий. **Без розсуду не твори суду. **Краще десять винуватців простить, чим одного невинного наказати. **Винуватого кров - вода, а невинного - біда. **Неправий суд - гірше розбою.**